МосАвтоЮрист


Задать свой вопрос сейчас

Заказать звонок

  • Оставьте ваш номер телефона и мы вам перезвоним
Вторник, 17 Сентября 2013 14:40

Икота, икота, перейди на Федота, с Федота на Якова, с Якова на всякого!

Словно в детской присказке право требовать возмещения ущерба может переходить от одного лица к другому в порядке цессии, но не всем страховщикам это нравится.

ВИД СТРАХОВАНИЯ. ОСАГО

РИСК. Ущерб

ОТВЕТЧИК. ООО «Росгосстрах»

АВТОМОБИЛЬ. OpelVectra

СУММА ИСКА. 51 021, 86 руб. (возмещение) + 3 500 руб. (оценочные услуги) + 32 271, 32 руб. (неустойка за просрочку выплаты страхового возмещения) + 647, 04 руб. (почтовые расходы) + 51 021, 86 руб. (неустойка по ЗЗПП) + 69 231, 04 (штраф в 50% по ЗЗПП) + 10 200 (судебные расходы). Итого: 217 893, 12 руб.

ВЗЫСКАНО. 215 819, 60 руб.

МЕСТО РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА. Черемушкинский районный суд г. Москвы.

ДАТА. 23 июля 2011 г. – ДТП. 12 апреля 2013 г. – Заочное решение суда.

Исполнение – сентября 2013 г.

23 июля 2011 года отечественный ВАЗ врезался в зарубежный «Opel», в результате чего не последовало не только международного конфликта, но и возбуждения дела об административном правонарушении, в виду отсутствия состава оного. Гражданская ответственность виновника происшествия была застрахована в ООО «Росгосстрах», которое произвело осмотр автомобиля и выплатило страховое возмещение.

Казалось бы, что на этом следует поставить точку и не отнимать драгоценное время у читателей такими тривиальными историями. В качестве извинений добавим несколько подробностей по делу. ООО «Росгосстрах» выплатило компенсацию в размере 11 399, 11 руб., в то время как повторная экспертиза скорректировала эту сумму немного немало на 51 021, 86 руб. и оценила восстановительный ремонт с учетом износа деталей в 62 420, 97 руб. Кроме того, за рулем «Опеля» был не собственник автомобиля, а другое лицо, допустим гражданин А., которому помимо доверенности в последствии собственником были переданы права требовать возмещения вреда и всех причитающихся выплат (так называемый договор цессии). Согласитесь, теперь это дело приобретает некую привлекательность. И это еще не кульминация.

 

Получив отказ от «Росгосстраха» пересмотреть размер компенсации и доплатить недостающую сумму, уже известный нам гражданин А. подал исковое заявление, в котором обоснованно изложил требования выплатить не только разницу в возмещении, но и неустойку за просрочку выплаты в соответствии с п. 2 ст. 13 ФЗ об ОСАГО (1/75 ставки рефинансирования ЦБ РФ за каждый день просрочки), и неустойку в соответствии с п. 5 ст. 28 Закона РФ «О защите прав потребителей» (3% от цены товара/выполненных работ/оказанных услуг в день, но не более суммы данной цены), и штраф предусмотренный п. 6 ст. 13 все того же Закона «О защите прав потребителей» (50% от присужденной по решению суда денежной суммы), а также стоимость оценочных услуг, почтовых и судебных расходов. В общей сложности сумма требования оказалась «кругленькой» и в несколько раз превосходила изначально запрашиваемую. Вот уж действительно, скупой платит дважды!

 

Но «Росгосстрах» не собирался сдаваться без боя. На исковое заявление было направленно возражение, в котором всем известный страховщик продемонстрировал недюжинную изобретательность. В дополнение к традиционной для таких дел ссылки на авторитет первоначально проведенной экспертизы, ООО «Росгосстрах» выразило недоверие к правовым основаниям для удовлетворения заявленных гражданином А. исковых требований. На данный юридический изыск следует обратить особое внимание.

 

Договор цессии, в силу которого А. обосновывал свои требования, был объявлен «Росгосстрахом» незаключенным в виду несогласования сторонами предмета договора и отсутствия переуступаемого права у цессионария (лица, право уступающего) в момент совершения сделки . Логика оппонента была весьма ясной: на момент заключения договора собственник уже получил страховое возмещение, на чем его право было исчерпано. Следовательно, и согласовывать, и передавать-то было нечего. Еще ответчик отметил несоответствие подписи собственника на доверенности и на договоре с оценщиком.

 

При этом, страховая компания совершенно забыла о том, что сама же выплатила страховое возмещение «не имеющему» на то право А., и в акте о страховом случае так же указан не собственник, а гражданин А., который и оспаривал размер произведенной выплаты. Таким образом А. был фактически признан управомоченным на получение компенсации. Относительно указания на несогласованность предмета договора уступки прав требовать, можно заключить, что в ООО «Росгосстрах» его никто не читал, так как в договоре черным по белому написано, что передается ПРАВО ТРЕБОВАНИЯ К ЛИЦАМ, ОБЯЗАННЫМ ВОЗМЕСТИТЬ ВРЕД, а далее следует конкретизация вреда – кем причинённого и в каком размере. Что же касается несоответствия подписи, то это совсем не криминальная история, как показалось сотрудникам «Росгосстраха», а банальная невнимательность, все тех же сотрудников «Росгосстраха»: вместо собственника договор с оценщиком подписывал гражданин А., который имел на то право в соответствии с предоставленной ему доверенностью.

 

Весьма ожидаемо, что ввиду столь зыбких аргументов страховщика, суд вынес решение в пользу истца, удовлетворив его требования с лихвой.

 

Вот так, ООО «Росгосстрах» пришлось раскошелиться. Будем надеяться, что это несущественно для такой большой компании и нашему истцу не придется икать по этому поводу.

 

Прочитано 4261 раз