МосАвтоЮрист


Задать свой вопрос сейчас

Заказать звонок

  • Оставьте ваш номер телефона и мы вам перезвоним
Воскресенье, 15 Июля 2012 15:52

На краю конструктивной гибели

В последнее время дела, связанные с полной (конструктивной) гибелью, зачастили. Недавно завершилось еще одно, весьма интересное, усложненное тем, что страховая компания пыталась «подвергнуть» гибели кредитный автомобиль. И закончилось дело весьма неожиданно – наш юрист опроверг судебную экспертизу, что случается, надо признать, достаточно редко.

ВИД СТРАХОВАНИЯ. Каско

РИСК. Ущерб в результате ДТП

ОТВЕТЧИК. РОСНО, «Альянс»

АВТОМОБИЛЬ. Chevrolet Lacetti

СУММА ИСКА. 196 671 руб. 20 коп.

ВЗЫСКАНО. 197 671 руб. + 15000 (пени) + 46 700 (судебные расходы!)

МЕСТО РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА. Замоскворецкий районный суд.

ДАТА. ДТП случилось 2 августа 2010 г. Заочное решение вынесено в феврале 2012 г., исполнено в июне 2012 г.

Автомобиль был совсем недорогой – Chevrolet Lacetti, взятый в пятилетний кредит. Но, когда речь заходит о полной гибели, дешевых дел не бывает. Здесь вопрос всегда встает ребром: автомобиль у тебя все еще есть или его уже нет? Ведь известно, что в случае полной гибели цену автомобиля страховая компания, как правило, возмещать не будет. В договоре обязательно найдутся условия, благодаря которым, она выплатит меньше меньшего.

Lacetti попал в аварию на МКАДе, въехав в препятствие – других участников в ДТП не было. Происшествие оформили по всем правилам, а необходимые бумаги представили в страховую компанию. РОСНО назначила экспертизу. Нанятые оценщики провели осмотр и составили отчет: автомобиль разбился на 242 986 руб. 82 коп. Эта сумма превышала 75% страховой стоимости автомобиля. Поскольку именно эти 75% были, по правилам РОСНО, границей между состоянием, в котором еще возможен ремонт, и гибелью, следовал убийственный для истца диагноз: налицо конструктивная гибель.

Для начала, в ответ на экспертизу страховой компании, мы с истцом тоже организовали независимую экспертизу. Она показала более правдоподобный, по нашему мнению, результат – 196 671 руб. 20 коп. Столкновение двух экспертиз ведет к назначению судебной экспертизы – этот старый как мир способ разрешения споров и был применен в данном случае. Уверенные в объективности назначенного судом эксперта, мы рассчитывали, что результат его оценки окажется ближе к цифрам из отчета нанятого нами оценщика, и таким образом угроза конструктивной гибели будет от Chevrolet Lacetti отведена. Однако ожидания не оправдались – оценка назначенного судом эксперта подтвердила оценку ответчика. И если эту оценку принимать за данность, получалось, что дело проиграно.

Однако судебная экспертиза – отнюдь не истина в последней инстанции. Ее опровержение – вполне реальная, хотя и редкая практика. И мы решили попробовать, поскольку такой опыт был, а другого выхода не оставалось. Забегая вперед, скажем: суд прислушался к нашим доводам, что привело к победе. Страховую компанию обязали сделать выплату, а Chevrolet Lacetti, который маялся между жизнью и гибелью, вновь внесен в список живых. Вот как удалось добиться этого «животворящего» эффекта.

В Замоскворецкий районный суд города Москвы мы подали «Пояснение по иску в связи с судебной экспертизой». Главное, на что мы указывали, так это на то, что независимо от корректности или некорректности подсчета, речь о гибели автомобиля вообще не идет. Допустим, 242 986 руб. 82 коп., которые насчитала страховая компания и подтвердила экспертиза – справедливая сумма. Но почему они вдруг решили, что эта сумма составляет тот самый критический процент – более 75% от страховой стоимости автомобиля? Кто эту страховую стоимость определял? То есть в правилах добровольного страхования РОСНО было написано, что конструктивная гибель автомобиля определяется в процентах от страховой стоимости. Но страховая стоимость Chevrolet Lacetti просто-напросто не определена. Ее нет в заключенном между сторонами договоре, там прописана лишь страховая сумма, а это совершенно другое. Получалось, что пытаясь восполнить этот пробел полиса, судебный эксперт вышел за рамки поставленных судом вопросов и самостоятельно определил страховую стоимость автомобиля. Страховая стоимость на момент ДТП, заявил он, составляет 298 355 руб. Но в его выводе сказалось лишь очевидное желание угодить страховой компании, а вовсе не твердое знание ГК, в статье 947 которого говорится, что страховая стоимость – это СТОИМОСТЬ имущества НА ДАТУ ЗАКЛЮЧЕНИЯ ДОГОВОРА. То есть такой величины как страховая СТОИМОСТЬ НА МОМЕНТ ДТП не бывает.

Кроме того, эксперт допустил явные погрешности в подсчете.

1) Зачем-то написал, что левый порог в сборе подлежит замене, тогда как эта деталь не повреждена, а если бы и была повреждена, то по стандартам завода-изготовителя должна ремонтироваться, а не меняться.

2) На ремонт задней левой двери изготовитель отводит два часа, но эксперт почему-то взял с запасом: написал, что требуется четыре.

3) Ремонт перекоса кузова был заявлен как необходимая мера, однако никаких оснований, подтверждающих необходимость такой процедуры, опять-таки не представлено.

4) Не говоря обо всем этом, эксперт явно завысил и цену деталей и цену нормо-часа, хоть и утверждал, что учитывает минимальные расценки, принятые в регионе.

То есть эксперт очевидно «нагонял» цену ремонта. И пусть не слишком решительно, но дела о конструктивной (полной) гибели тем и отличаются, что спор в них зачастую идет буквально «за винтики». Каждая копейка может быть на счету. От того, прибавят ее или отнимут, зависит – перешагнет автомобиль гибельный предел или нет.

Что еще можно добавить? Пока тянулся этот долгий процесс, СК РОСНО присоединилась к крупному международному холдингу и переименовалась в «Альянс», что оставило в душе какой-то неприятный осадок. Ведь действительно – насолила нашему клиенту именно компания РОСНО, в суде больше года упиралась тоже она, на нее и только на нее мы были разозлены, с нее хотели взыскать деньги, а получилось, что, в конце концов, отсудили их у «Альянса». Лишний раз доказывает, что если на свете и есть справедливость, то все равно какая-то не окончательная.

 

Прочитано 5613 раз