МосАвтоЮрист


Задать свой вопрос сейчас

Заказать звонок

  • Оставьте ваш номер телефона и мы вам перезвоним
Суббота, 24 Августа 2013 08:05

Нет уж, забирайте себе

А вот история о мировом соглашении. Тот случай, когда иск не привел к судебной победе, но заставил компанию расплатиться.

 

ВИД СТРАХОВАНИЯ. Каско

РИСК. Угон

ОТВЕТЧИК. СК «Югория»

АВТОМОБИЛЬ. Mazda CX7

СУММА ИСКА. 1 110 500 руб. (возмещение) + 8 398 руб. (неустойка по ГК) + 16 575 руб. (неустойка по ЗЗПП) + 559 449 (штраф в 50% по ЗЗПП) + 50 000 (моральный вред) + 32 727 (судебные расходы). Итого: 1 777 650 руб.

ВЗЫСКАНО. 966 135 руб.

МЕСТО РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА. Бутырский районный суд г. Москвы.

ДАТА. 3 сентября 2012 – угон. 30 апреля 2013 г. – суд вынес определение об утверждении мирового соглашения. 31 мая 2013 г. – подача документов и заявления в компанию для взыскания суммы.

 

История случилась несколько необычная. У человека угнали автомобиль Mazda CX7, и он обратился в «Югорию» за возмещением. Сразу же возникло противоречие, обычное для таких случаев. Известно, что если автомобиль угнан, страховщики требуют от владельца полный комплект ключей, документов, брелков сигнализации, меток иммобилайзера и т.д. Это непременное условие страховой выплаты.

Однако правоохранительные органы могут изъять эти самые брелки, метки, ключи и приобщить к открытому уголовному делу в качестве вещественных доказательств. То есть предметы явно существуют, лежат в полиции и есть даже документ, свидетельствующий об этом. Однако страховая компания на том основании, что не может лично увидеть предметы, начинает упираться, денег не отдает и советует владельцу угнанной машины выпросить предметы у полицейских. Получается замкнутый круг. Полиция вещдоки не выдает, уголовное дело тянется, страхователь сидит без возмещения, и не остается у него другого выхода, кроме как обратиться в суд.

Таков классический вариант этой ситуации, но здесь все оказалось сложней. Да, еще до суда мы подали в страховую заявление об отказе нашего клиента от своих прав на автомобиль (абандон). В заявлении клиент сообщал, что хочет получить выплату в размере полной страховой суммы. Однако в ходе судебного процесса было внезапно заявлено, что угнанный автомобиль найден, хоть и в состоянии далеком от идеального. Во-первых, перебит агрегатный номер, то есть машина уже потеряла в цене. Во-вторых, могли появиться и другие повреждения. По опыту известно, что эти перебитые машины зачастую оказываются испорченными, раскуроченными. Нет, полагали, мы надежней взыскать с компании возмещение, а машину пусть забирают.

В то же время мы понимали, что сделать это не просто. По крайней мере, судебная практика говорила не в нашу пользу. Если автомобиль найден, его обычно возвращают владельцу, и на этом делу конец. Поэтому иск мы «заряжали», что называется, по полной программе. Помимо самого возмещения хотели взыскать с «Югории» и неустойку за пользование чужими денежными средствами (статья 395 ГК РФ), и 3% в день за нарушение сроков выплаты (статья 28 ЗЗПП), и штраф в 50% (статья 13 ЗЗПП), и моральный ущерб. То есть мы рассчитывали, что такой внушительный иск сделает страховщиков посговорчивей.

Кроме того, мы настаивали на том, что возврат найденного автомобиля страхователю неправомерен. Автомобиль был застрахован от риска «Угон», и этот риск наступил, а, значит, обязанность компании расплатиться тоже пришла. Заявление о своем отказе от угнанного автомобиля взамен на страховое возмещение уже подано нашим клиентом в «Югорию». То есть, следуя статье 10 закона «Об организации страхового дела в Российской Федерации», клиент сделал свой выбор в пользу денег, и то что автомобиль найден, не должно на этот законный выбор никоим образом повлиять.

«Югория» оспаривала все наши требования. Так, например, она утверждала, что мы рассчитали сумму возмещения без учета износа в 145 тыс. руб., и, следовательно, сумма завышена. Мы отвечали, что износ вообще законом не предусмотрен. Это условие – не больше чем фантазия страховых компаний.

Они говорили, что мы пытаемся возложить на компанию двойную финансовую ответственность, требуя взыскать деньги и по статье 395 ГК РФ, и по статье 28 ЗЗПП. Мы отвечали, что никто не собирается дважды брать с компании неустойку за одно нарушение. Статья 395 ГК РФ предусматривает ответственность за сам факт удержания чужих средств. А статья 28 ЗЗПП – это ответственность за нарушение сроков.

Еще «Югория» полностью отвергала требование о возмещении морального вреда, полагая, что нами не представлено никаких доказательств нравственных страданий клиента в связи с задержкой выплаты. Мы же утверждали, что такие доказательства и не нужны. Согласно пункту 45 Постановления пленума ВС РФ №17, чтобы суд удовлетворил иск о возмещении морального вреда, самого факта нарушения прав потребителя уже совершенно достаточно.

В общем, вот в таком состоянии непримиримой конфронтации, находясь в противоречии по всем пунктам, мы со страховщиками и подошли к неожиданно мирной развязке – обоюдовыгодному соглашению. Мы отказывались от всех своих требований, а компания обязывалась выплатить около миллиона рублей, забрав себе автомобиль. Думаем, что это серьезный успех, поскольку мировое соглашение в таких случаях большая редкость. Повторимся: практика такова, что если угнанный автомобиль найден, его, как правило, просто возвращают владельцу и дело на этом заканчивается. Находясь в позиции, которая была у «Югории», страховые компании чувствуют себя очень уверенно и обычно идут до конца. Пусть мировое соглашение нельзя считать победой, но, по крайней мере, это перемирие было заключено на территории противника, находящегося на возвышенности, в хорошо укрепленном лагере и вооруженного до зубов.

Прочитано 4195 раз