МосАвтоЮрист


Задать свой вопрос сейчас

Заказать звонок

  • Оставьте ваш номер телефона и мы вам перезвоним
Воскресенье, 27 Января 2013 10:47

Простое дело на пару лет

Это дело – пример довольно распространенного парадокса. С одной стороны, компания утверждает, что не должна платить за повреждение, потому что страхователь ее обманывает. Но, с другой стороны, до конца в своем мнении она не уверена.

ВИД СТРАХОВАНИЯ. Каско

РИСК. Ущерб в результате ДТП

ОТВЕТЧИК. «Ингосстрах»

АВТОМОБИЛЬ. BMW X5

СУММА ИСКА. 74215 (цена ремонта) + оценка ущерба + проценты + судебные расходы. Итого 102 355 руб.

ВЗЫСКАНО. В полном объеме.

МЕСТО РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА. Замоскворецкий районный суд г. Москвы

ДАТА. Происшествие случилось 13 августа 2010 г. Решение вынесено 13 июля 2012 г., исполнено в декабре 2012 г.

Вежливо и любезно представители компании «Ингосстрах» сообщили страхователю, что выплаты он может не ждать. Что организованная ими экспертиза показала отсутствие связи между обстоятельствами происшествия, указанными страхователем, и действительными повреждениями автомобиля. Компания считала, что страхователь обманывает ее, пытаясь «продать» старые повреждения заодно с новыми. Считала, что от отлетевшего камня или другого предмета таких царапин и задиров образоваться попросту не могло.

Если компания отказывается платить, потому что «все было не так как вы рассказываете, а иначе», с этим вполне можно бороться. Логика, согласно которой оспариваются такие решения страховщиков, давно отработана. При этом есть два пути решения проблемы.

Первый: убедиться, что эксперты, нанятые страховщиками, на сто процентов уверены в своих выводах. Потому что если хотя бы на девяносто восемь, о каком отказе в выплате можно вообще вести речь? Нельзя отказывать на основании догадок. А в данном случае именно догадки имели место. Не решаясь категорически настаивать на своих выводах, эксперт писал, что повреждения именно «могли быть получены ранее при иных обстоятельствах».

Второй: претендовать на возмещение просто потому, что вообще-то не важно, когда на самом деле автомобилю был нанесен урон. Главное, что это случилось в период действия договора страхования. Случаи, в которых компания может отказать в выплате, перечислены в статьях 961, 963, 964 ГК РФ. Это в частности, самые разные форс-мажоры, случаи, когда промедление с оповещением страховщика о событии сказалось на способности компании расплатиться…. Но среди этих причин никогда не было и нет таких как неверная трактовка событий, искажение информации о событии. При этом ради справедливости надо заметить, что в ГК просто перечислены условия, по которым компания может не заплатить, и не сказано, что эти причины – единственные. Что кроме них других обстоятельств, освобождающих страховую от ответственности, нет. Однако согласно позиции Верховного суда возможность освобождения страховщика от выплаты страхового возмещения может быть предусмотрена исключительно законом, а, значит, кроме условий, перечисленных в законе, других поводов для отказа нет.

В исковом заявлении мы отразили и первую, и вторую логику. Однако в решении суда двум «сюжетным линиям» не место, и суд решил проверить результаты экспертизы страховщика. Для этого была назначена судебная экспертиза, и перед ней поставлены два вопроса:

1. «Могло ли повреждение произойти в результате воздействия летящего камня, упавшего из кузова грузовика, следовавшего во встречном направлении?» (именно в эту версию отказывалась верить страховая компания).

2. «Можно ли КАТЕГОРИЧЕСКИ утверждать, что повреждения получены не во время движения ТС от отскочившего/упавшего предмета/предметов?»

Судебная экспертиза дала устраивающие нас ответы: «Да, могло…» и «Нет, категорически утверждать нельзя…». Как бы соглашаясь с мнением судебной экспертизы, страховая компания не предприняла ни малейшей попытки ее опровергнуть.

Что еще? Такое, казалось бы, простое дело слишком долго тянулось. От момента происшествия до судебного решения прошел год и одиннадцать месяцев (ровно день в день). Все это время наш истец, оказавшийся человеком крайне принципиальным, не ремонтировал свой BMW. Решив победить страховую во что бы то ни стало, он даже мысли не хотел допускать, что суд еще раз захочет «взглянуть» на повреждения, а предъявить их вживую будет нельзя.

Откуда взялись, откуда набежали эти почти два года? Во-первых, суд немилосердно тянул дело, и мы даже писали заявление на имя председателя суда с просьбой о скорейшем рассмотрении. Во-вторых, «Ингосстрах», наиболее порядочная и аккуратная компания российского рынка, тоже «динамил» – никак не мог оплатить экспертизу (оплату суд возложил на ответчика). Будем все же считать, что это умысел не «Ингосстраха», а скорее самой судьбы, потому что даже когда «Ингосстрах» продемонстрировал квитанцию, подтверждающую оплату экспертизы, деньги на счет экспертов все равно не пришли. Да и вообще это не слишком характерно для «Ингосстраха» – бодаться из-за такой скромной суммы. Наш истец удивлялся, что, сколько помнит, страховал свои машины в «Ингосе», и не было никаких претензий. А тут стоимость ущерба меньше цены страховки, а они так уперлись.

Но не только «Ингосстрах», еще один титан российского рынка подмочил на этом деле свою репутацию. Когда суд вынес решение, и исполнительный лист был уже у нас на руках, взыскивать по этому листу нужно было в «Сбербанке». Так вот заявление нам пришлось подавать заявление ТРИЖДЫ. Будем справедливы – в первый раз заявление не приняли по нашей вине, так как мы приложили к исполнительному листу просроченную доверенность. Во второй раз «Сбер» уже смотрел на нас с подозрением и потребовал уточнений. Казалось бы бдительность похвальна, но деньги по закону «Об исполнительном производстве» банком по исполнительному листу должны быть перечислены в течение 1 рабочего дня, а нам перечисляли более двух недель. В «Сбере» нам такой их промах объяснить никак не смогли….

Прочитано 4004 раз