МосАвтоЮрист


Задать свой вопрос сейчас

Заказать звонок

  • Оставьте ваш номер телефона и мы вам перезвоним

Наши новости

Воскресенье, 03 Февраля 2013 07:43

Пустяк как средство от великих свершений

ВИД СТРАХОВАНИЯ. ОСАГО

РИСК. Ущерб автомобилю в результате ДТП

ОТВЕТЧИК. «Прогресс-Гарант», «Альянс»

АВТОМОБИЛЬ. Mitsubishi Lancer

СУММА ИСКА. 30 249 руб. (возмещение) + 4 120 руб. (оценка) + 18 882 руб. (судебные расходы), итого 53 252 руб.

ВЗЫСКАНО. 70 435 руб. 41 коп.

МЕСТО РАССМОТРЕНИЯ ДЕЛА. Судебный участок № 251 района Текстильщики г. Москвы.

ДАТА. ДТП случилось 11 апреля 2012 года. Решение вынесено 31 октября 2012 года, исполнено в конце января 2013 года.

Дела по ОСАГО, как правило, вполне типовые, и с неожиданностями здесь редко столкнешься. Но все же бывает. Компания «Альянс» явно не доплатила, а потом пыталась объяснить свою позицию таким странным образом, что ее логика с трудом поддается описанию. Тем не менее, мы попробуем…

Дело выглядело незатейливо. Ну чего, казалось бы, проще? Пришел уже не молодой человек, обиженный на страховую, и говорит, что ничего чужого мне, мол, не надо, наживаться ни на ком не хочу, но обидно, когда вот так бесцеремонно обводят тебя вокруг пальца.

Тут нужно заметить, что хотя претензии истца были адресованы компании «Альянс», ответственность водителя «девятки», подбившей его Lancer, была застрахована отнюдь не в «Альянсе». Этот «Альянс» (а точнее «Прогресс Гарант») был как раз страховщиком истца. Однако истец обратился за возмещением именно в свою компанию. То есть действовал в рамках прямого возмещения убытков, что позволяет статья 14.1 закона «Об ОСАГО». «Альянс» заплатил, но всего лишь 11 248 руб., которых на ремонт явно не хватало. Соответственно, нам предстояло взыскать недоплаченное именно с «Альянса» – чуть больше 30 тыс. руб.

 

СОМНИТЕЛЬНОЕ ПРЕИМУЩЕСТВО

Напомним, что уже более полугода назад у нас появился замечательный инструмент – Постановление Пленума Верховного Суда РФ от 28 июня 2012 г. N 17. Тем, кто «воюет» со страховыми компаниями, он дал два серьезных преимущества. Первое, пожалуй, самое главное, мы уже не раз отмечали – введена норма, согласно которой страховая компания, проигравшая суд, должна заплатить в дополнение к взысканной с нее сумме еще и половину этой суммы в качестве штрафа. В делах по каско или прямому возмещению в рамках ОСАГО это положение неплохо работает.

Однако сейчас речь о втором преимуществе, которое мы с ходу использовали, и на котором неожиданно поскользнулись. Это пункт Постановления, позволяющий уйти от подсудности страховой компании. То есть уже с июня дело против страховой может рассматриваться не только в суде, к которому она «приписана», но и суде по месту жительства истца. Когда это случилось, дышать стало в два раза легче. Еще бы, такое благо! Вместо того чтобы сражаться в суде, который завален страховыми делами, в котором заседания назначаются с интервалом в два месяца, ты можешь отправиться в сравнительно свободный суд и рассчитывать на быстрое рассмотрение дела. Однако пока длился этот процесс, мы не раз жалели о своем выборе. Если для нас все было ясно с того момента как страховая выставила свои достаточно нелепые возражения, то у судьи, взявшегося за наше дело, не было ясной картины. Детальное представление об ОСАГО он составлял лишь в ходе процесса, то есть, по сути, учился на этом деле. И время от времени возникало нескромное ощущение, что мы даем уроки по устройству ОСАГО, а страховая компания, как вредный советчик все время сбивает ученика с толку.

Непредвзятость судьи, его искреннее желание разобраться, с одной стороны обнадеживали, но с другой вылились в десять (десять!!!) заседаний. При этом ни одно из них не носило формальный характер. К каждому готовились, словно в первый раз. Судья привлекал третьих лиц, назначал в качестве соответчиков Российский союз страховщиков, страховую компанию причинителя вреда. Даже нашему оценщику пришлось писать популярные дополнительные пояснения, а то бы точно дошло до судебной экспертизы, которая затянула бы дело.

 

ТРУДНОСТИ НА ПУСТОМ МЕСТЕ

Но почему же судье, пусть даже не слишком искушенному в страховых делах, пришлось так долго и въедливо разбираться? А потому что предельно простое дело о недоплате страховая компания беспощадно запутала. Она утверждала, что кроме этих 11 248 руб. ничего не должна, потому что... но дальше надо идти по пунктам, начинается их беспощадная, зубодробительная логика:

 

1. Компания «Альянс» не является страховщиком причинителя вреда (тут все ясно, нет возражений).

2. Следовательно, компания выплачивает деньги на основании статьи 14.1 закона об ОСАГО, посвященной прямому возмещению убытков (пока что все просто и безукоризненно).

3. А в пункте 4 статьи 14.1 сказано, что выплата делается от имени страховщика, застраховавшего ответственность лица, причинившего вред, в соответствии с соглашением о прямом возмещении убытков. То есть «Альянс» подчеркивает, что действует от имени компании с военно-морским названием «Адмирал».

4. Но мало того, что «Альянс» действует от имени «Адмирала». Он, согласно все тому же п. 4 статьи 14.1, действует еще и в рамках специального документа – соглашения о прямом возмещении убытков. А в этом соглашении сказано…

5. В соглашении, разумеется, описан порядок отношений, возникающих между двумя страховыми компаниями, в случае если потерпевший выбрал прямое возмещение убытков. И среди прочего говорится, что страховая компания потерпевшего (в данном случае «Альянс») должна отправить компании причинителя вреда («Адмирал») все необходимые документы, в том числе свидетельствующие о размере ущерба. А компания причинителя вреда должна их рассмотреть и прислать так называемый акцепт, то есть свое согласие. Либо прислать отказ. «Альянс» искреннее полагал (или делал вид, что искреннее полагает), будто только при этих условиях может расплатиться за ущерб. То есть логика его была такова – утром согласие компании причинителя вреда, а вечером деньги. А не было бы акцепта, продолжал свою логику «Альянс», мы бы и вовсе не заплатили. То есть эти 11 248 руб. мы отдали лишь потому, что «Адмирал» на эту выплату согласился. Ведь мы всего лишь действовали от его имени, как и сказано в п. 4 статьи 14.1.

6. При этом, продолжал «Альянс», выплатить какую либо сумму сверх 11 248 руб. уже нельзя, поскольку «Адмирал» закрылся. То есть согласовывать ничего не будет. И действительно, компания с военно-морским названием скоропостижно потонула – к моменту подачи иска уже лишилась лицензии.

7. Кроме того, «Альянс» кивал на Российский союз страховщиков, указывая, что именно он должен платить за обанкротившиеся или лишенные лицензии страховые компании: мол, если вам так уж не терпится с кого-то взыскать, взыскивайте с РСА.

 

Таким образом, страховщик утверждал, что суть прямого возмещения состоит в том, чтобы он, «Альянс», застраховавший ответственность истца, просто сыграл роль посредника. Посредника между истцом и страховщиком причинителя вреда. А самостоятельным субъектом правовых отношений компания себя не признавала.

 

НАШИ ВОЗРАЖЕНИЯ

Мы же настаивали на том, что «Альянс» себя явно недооценивает – он совершенно полноценный субъект отношений со всеми вытекающими обязательствами и последствиями. Прямое возмещение означает лишь то, что у человека, потерпевшего ущерб, есть выбор. Он может требовать деньги либо со своей страховой, либо с чужой. И своя компания, точно так же как и чужая, должна, согласно закону об ОСАГО, добросовестно расплатиться. А вот уже расплатившись, компания получает право требовать эту сумму с другого страховщика.

«Альянс» путал судью, прицепившись к п. 4 статьи 14.1, где сказано, что выплата делается всего лишь от имени страховщика, застраховавшего ответственность причинителя вреда, а также, что нужно соблюдать соглашение о прямом возмещении убытков. Тем временем компания упорно не желала замечать, что п. 4 предписывает соблюдать перечисленные в нем условия лишь «с учетом положений настоящей статьи». А в статье все черным по белому сказано. В частности п. 1 говорит, что прямое возмещение правомерно при соблюдении двух обстоятельств: а) В результате ДТП вред причинен только имуществу; б) В ДТП участвовало два ТС, и у обоих водителей был полис ОСАГО. Оба условия в данном случае соблюдены – так что, уважаемая компания, изволь платить. В п. 2 говорится, что при прямом возмещении все обстоит ровно также как и в остальных случаях: страховщик потерпевшего проводит оценку обстоятельств ДТП и на основании представленных документов осуществляет возмещение вреда В СООТВЕТСТВИИ С ПРАВИЛАМИ ОБЯЗАТЕЛЬНОГО СТРАХОВАНИЯ. И не возникает здесь никаких новых условий, тем более необходимости действовать в рамках соглашения о прямом возмещении убытков – к расчетам между клиентом и страховщиком этот документ никакого отношения не имеет. Он нужен, чтобы регулировать расчеты между страховыми компаниями, то есть когда выплата клиенту уже состоялась, и компания, возместившая ущерб, хочет взыскать деньги с «виноватого» страховщика.

Казалось бы, чего тут сложного? Но на деле вдумчивый, квалифицированный судья потратил десять заседаний, чтобы разобраться в проблеме. Ступая по подсказке страховой компании на ложный след, он привлекал в качестве соответчиков и РСА, и причинителя вреда, который ни разу в суд не явился.

ОДИННАДЦАТОГО ЗАСЕДАНИЯ НЕ БЫЛО

Однако постепенно, дотошно, от заседания к заседанию, судья во всем разобрался, и наши требования к «Альянсу» были полностью удовлетворены. Мнение судьи наконец-то совпало с нашим: «Альянс» не прав, поскольку соглашение о прямом возмещении не относится к страхователю, а существует, чтобы регулировать отношения страховщиков. Забота же клиента состоит только в том, чтобы получить возмещение за ущерб и быть свободным. Так что «Альянс» обязан платить, даже не смотря на то, что у «Адмирала» отозвали лицензию. Тем более что именно «Альянс» провел ненадлежащую оценку ущерба, определив цену восстановительного ремонта всего в 11 248 руб.

Суд выразился именно так: «ненадлежащая оценка стоимости восстановительного ремонта», и тому тоже была причина. Дело в том, что выяснился забавный нюанс – в акте, который составил нанятый страховщиком оценщик, вместо Mitsubishi Lancer фигурировала совершенно другая машина. Общего у нее с Lancer имелось только одно – японское происхождение. Это был внедорожник Honda C-RV. Вероятно, они просто ошиблись, и смеяться тут нечего, с кем не бывает. Но с другой стороны, очень уж символическая вышла ошибка и удержаться от смешка трудно: тот, кто хочет изменить общепринятый порядок вещей, может поскользнуться на пустяке.

Прочитано 4170 раз